Роды в Чехии. Рассказ про то, как появился на свет мой первый ребенок — Михась

роддом в чехии

Прошло 6 дней, мы приехали домой. Режим у Михи такой: полчаса ест-полтора спит-полчаса ест-полтора спит. Потому у меня есть свободная минутка на рассказ под названием «Как это было». Знаю, что через много лет мы с Зайцами будем это читать и снова переживать эти счастливые моменты 🙂

роды в чехии роды в праге
Я читала всего пару рассказов о родах. И лишь потому, что это были рассказы знакомых мне девушек. Мне не хотелось. Я знала, что все индивидуально и примерять на себя чьи-то эмоции просто бессмысленно. Я знала, что у меня все будет хорошо. Я была в этом уверена. Я не думала о боли и страданиях в процессе родов и до сих пор не понимаю, зачем о них думать 🙂

→ ФОТОРЕПОРТАЖ ИЗ РОДДОМА, ГДЕ РОДИЛСЯ НАШ ВТОРОЙ РЕБЕНОК МАТВЕЙ ←

В детстве, когда мне было года четыре или пять, я сидела в будке со своей овчаркой Ладой, гладила ее, разговаривала с ней. Я понимала, что что-то происходит и сопереживала — она поскуливала, лизала мои руки и как-то по-особенному смотрела на меня. В какой-то момент я на секунду разочаровалась, что так сентиментально себя веду — Лада обкакалась… прямо здесь, рядом со мной.. Какое бесстыдство, подумала я, но тут же рассмотрела у какашки хвостик и лапки. Это было счастье, я побежала рассказать бабушке, что Лада рожает (потом пожалела, что решила поделиться такой новостью — меня попросили не залазить к ней в будку, т.к. она сейчас может меня укусить). Не помню, как дальше развивались события, но в тот раз у Лады родилось 10 щенят! А эта история глубоко засела в моей памяти. И где-то подсознание мне шептало, что мои роды будут счастливыми, но для этого нужно спокойствие, уверенность, а также поддержка любимого человека. И оно не ошиблось! 🙂
Подходила к концу 42-ая неделя, которую я сама себе, грубо говоря, высчитала. Врачи отправляли на искусственные роды еще полторы недели назад, но я не поддалась на провокации, чему несказанно рада. У меня были все предвестники — опустился животик, я перестала набирать вес, стабилизировалось настроение, утром 5-го июля отошла слизистая пробка, периодически я чувствовала ложные схватки. Я хотела, чтобы малыш сам выбрал время своего рождения. Судя по числам, он тщательно это делал, по-гурмански, я бы сказала 🙂
В обед 6-го июля мы выходили из магазина и я замерла — это была схватка, не знаю по какой причине, но мне показалось, что она не ложная. Пока мы шли домой, она повторилась раз или два. Я подумала, что раз уж это началось, у меня есть время немного отдохнуть — мы покушали и устроились на послеобеденный сон. Я быстро и очень глубоко заснула, а проснулась уже под вечер. Тогда-то и поняла, что это скоро случится. Мы с зайцами собрали наконец-то сумку в роддом. Оставалось только ждать. Чтобы малыш встретил маму красивой, я сделала французский маникюр, подровняла чёлку 🙂 К ночи схватки усилились и я стала засекать между ними промежутки. Витя включил фильм «Рэд», я, конечно, люблю Брюса Уиллиса, однако, мало чего у меня получилось уловить из этого просмотра. Потом Витя заснул, а я пошла на кухню, т.к. понимала, что уже не усну. Болтала по скайпу с Сашкой и Аней, зажгла вкусную палочку-вонялочку, широко раскрыла окно, заварила в термосе мяту с липой, слушала мантры, танцевала… Счетчик схваток в интернете показывал, что скоро надо ехать в роддом — схватки длились почти по минуте и повторялись через каждые три. На часах было 3:00, проснулся Витя, и мы решили ехать.
На улице было очень тепло. Красный маленький ситроенчик повез нас в кладненскую больничку, причиняя мне неудобства на спящих полицейских и других неровностях дороги. На проходной охранник нам рассказал, куда идти, но мы, собственно, уже знали, т.к. однажды в это отделение уже приезжали. Но.. не все так просто оказалось. Центральный вход оказался закрытым. Начался наш квест 🙂 По коридорам, корпусам, лифтам.. Мне было и смешно, и не очень, в какой-то момент я отказалась куда-либо идти, осталась на улице. Прибежал охранник с проходной, вспомнил, что забыл нам сказать, как попасть в отделение. Такой смешной, запыхавшийся, чуть испуганный.
Мы наконец-то попали в отделение. Меня посадили слушать сердечко малыша, медсестры пошли за доктором. А Витя донес до меня очередное задание нашего квеста — надо ехать в другой роддом, этот до 15-го закрыт и здесь роды у меня никто не примет. Пришел заспанный доктор, который тут же проснулся полностью, увидев меня. Это оказался Фара Фарайпур — мой гинеколог из частной клиники, где я наблюдалась, который выписывал направление на искусственные роды. Мне показалось, он был не доволен, что я его ослушалась. Посмотрел меня на кресле — раскрытие 1 см. Говорит, доедете 🙂
Мы «методом тыка» выбрали роддом в городке Сланы. Для того, чтобы ориентироваться: мы живем в Кладно, которое по отношению к Праге примерно как Жодино к Минску (разве что в три раза ближе), а Сланы — это как Смолевичи 🙂 Сланы, к слову, переводится как «солёный», но мне больше нравится моя интерпретация — «слоны» по-белорусски 🙂
Светало. Мы ехали, останавливаясь на «аварийке» на каждой схватке, благо, здесь всё близко и до места назначения было всего полчаса такой езды. По приезде я выпила чая с шоколадкой, и мы потопали к отделению. Городок мне очень понравился, он, как и многое в Чехии, какой-то сказочный.. Ландшафт и природа также меня порадовали мыслью, что рожать я буду в красивом месте.
В больнице нас очень тепло приняли, много улыбались, подбадривали, шутили. Пока слушали сердечко, Витя за ширмой заполнял все необходимые документы. К слову, здесь об имени ребенка надо позаботиться заранее, т.к. номер «потом решим» не пройдёт. Не знаю почему так. В бланк с именем надо было вписать и женское имя на случай рождения девочки. Вот о женском имени мы как-то и не думали никогда, т.к. на 12-ой неделе беременности нам уже с 90% вероятностью предвещали парня. За 10 секунд мы придумали имя для дочки 🙂 Витя: — Может Настя? Я: — Не, у Толика Настя. Может Таня, как бабушку? Витя: -Ну давай Таня. Я: — Ну что здесь париться, у нас же мальчик! 🙂
Лежа под аппаратом для прослушки сердечка, я поняла, что схватки у меня стали редкими. Раз в 10 минут, наверное.. Это меня не особо беспокоило, т.к. мы уже были в курсе, что на рассвете такое случается. К тому же я перенесла микростресс, когда всё пошло не по плану. Думаю, это также повлияло на активность родовой деятельности. Чуть выше уровень адреналина и всё. Природа предусмотрительна, грубо говоря, если есть опасность — надо не рожать, а спасаться.
Пришла доктор. Что-то пыталась объяснить. И на английском, и на чешском. Говорила много и в большинстве своем непонятно. Я поняла, что раскрытие всего 2-3 сантиметра и надо ждать. К тому же ее явно смутила информация по поводу моего срока. По тяготенскому пруказу (что-то типа обменной карты) срок один и он прошел полторы недели назад, с моих слов срок другой, по календарю — третий. Чтобы ей не пришло в голову что-нибудь со мной делать, Витя вручил ей листок с «породни пшани» (наши пожелания на чешском языке о том, какими бы мы хотели видеть и иметь наши роды). Нам про него рассказали на занятии по партнерским родам, и, забегая вперед, скажу, что вещь эта оказалась очень полезной, т.к. весь медперсонал с ним действительно ознакомился и следовал нашим пожеланиям. Если говорить о содержании сего документа, то там в основном о том, что мы желаем рожать как можно более естественно: без ускорений, обезболиваний, клизм, бритья, ненужных частых заглядываний понятно куда. Также мы попросили о возможности самостоятельного выбора позиции во время потуг, чтобы малыша положили мне сразу на грудь или живот, чтобы с него не вытирали родовую смазку, не использовали соски и докормы…
Доктор ушла. А мне предложили пройти в комнату, где следует пережидать схватки. Здесь случился казус. Где-то около получаса (а может больше, трудно было оценивать) я с Витей торчали на коридоре 🙂 И мне были невыносимы шаркающие шаги каких-то людей, их взгляды… Это был не просто коридор, это была лестничная клетка. Как так получилось? В той комнате находилась еще одна роженица, которая, видимо, была против присутствия моего мужа рядом. Т.е. я могла там быть одна до тех пор, пока она не уйдет рожать, только тогда разрешили бы быть рядом со мной Вите. Я предпочла менее комфортные условия, но в присутствии рядом Зайцев 🙂 Эта ситуация меня возмутила. И, конечно же, отразилась на моей родовой деятельности, которая стала снова угасать. Витя пошёл рулить. И всё решил! Как я была рада!!! Нам разрешили пережидать схватки в родзале. Витю раздели до трусов и облачили в синюю спецформу из такого материала, которым капусту от гусениц накрывают 🙂 Ассистентка принесла фитбол, показала, как на нем можно сидеть. Я выглянула в окно — по двору больницы пробежал заяц, мне это еще больше подняло настроение. Я пила из бутылочки как для спортсменов (ее порекомендовали взять с собой на тех же курсах), она была очень удобной для питья в любых положениях. Схватки не усиливались. Мы ждали…
Наконец-то освободилась та самая комната. Мы перешли туда. Я знала, что раскрытие происходит примерно по сантиметру в час, но чувствовала, что у меня другая ситуация. Медсестра периодически приходила слушать сердечко Михи. Я ходила, чтобы растормошить свою родовую деятельность. И уже начала чувствовать усталость и голод. Витя тоже, потому попросил у меня разрешения вздремнуть. Я повторяла придуманный нами лозунг «Михась, вылазь!» и ждала.. Потом стало так хотеться есть, что Витя поехал раздобыть чего-нибудь перекусить. За окном на солнышке в траве грелся большой кот. Я была спокойна, но в то же время периодически вставал вопрос «Почему ничего не происходит?» Где-то в полдень пришла доктор посмотреть раскрытие. 4-5 сантиметров. Как же так? А схватки стали редкими — раз в десять минут.. Она предложила проколоть околоплодный пузырь. Мы попросили еще время. Прошло еще два или три часа. Ситуация не менялась. Схватки не усиливались, воды не отходили.. Мы решили, что послушаем совет врача, в результате которого обещалась ситуация улучшиться. Перешли в родзал, доктор взяла приспособленьице, напоминающее шампур, под меня поставили тазик… Потекла тёплая водичка. И меня стало потрясывать. Сначала бороду, потом плечи, потом всё тело. Было холодно. Расслабиться у меня получалось с трудом, но потом Витя прижал меня и стало намного легче. Просто придавил. Вжал в кушетку. Тут же пришли схватки в несколько раз сильнее тех, что были до этого. Это обрадовало и подняло боевой дух.
Захотелось под душ. Собственно, именно там я и провела следующие два или три часа. Под струями тёплой воды, сидя на фитболе, я расслаблялась и дышала. Теплая мокрая пеленка на плечах давала ощущение уюта. Когда схватка начиналась, я говорила «Тссс, приходит…» — всё вокруг и во мне замирало: Витя выключал воду, прекращались слова… я не шевелилась, я не могла ни на что отвлекаться, т.к. могло сбиться дыхание. Я была бобслеистом, который несется по крутым виражам с огромной скоростью и единственная его задача — не вылететь за пределы трассы. Полная концентрация на дыхании и расслаблении всего тела. Когда я хорошо настраивалась, тело становилось невесомым. Когда что-то шло не так, я искала, где же эта зажатая мышца, чтобы приказать ей не мешать процессу. Между схватками накатывали волны блаженства. Очень странное состояние. Я бы это сравнила с действием наркотика. Когда-то год назад мне перед лапароскопией вкалывали какой-то препарат, который примерно такое действие оказывал. Все вокруг плавало, и я в этом всем плавала, мир становился резиновым или даже гелевым. Эйфория. И я говорила Вите: «Ты не представляешь, как мне сейчас хорошо!» 🙂
Переходный период — одна длинная непроходящая схватка. Она пролетела очень быстро, как мне показалось, а на самом деле это было 15 или 20 минут. Витя потом сказал, что по мне даже не было видно, что это схватка и что я была похожа на насос 🙂 Я, наверное, и чувствовала себя насосом. Это было похоже на второе дыхание во время бега на длинную дистанцию. Когда между ртом и животом выстраивается прямое широкое сообщение, по которому беспрепятственно проходит плотный поток воздуха. Туда и обратно, туда и обратно. Легко. Вдох и выдох. Громко. Да, по мере того, как дыхание учащалось, звук воздушного потока становился всё громче. Я чувствовала, как Витя на меня смотрит. Я знала, что скоро произойдет чудо.
Доктор, наверное, услышал мое дыхание из соседнего помещения и предложил пройти в родзал. Было полное раскрытие — ура! 🙂 Ребеночку пора было рождаться. Т.к. мы высказывались в наших пожеланиях на тему того, чтобы нам разрешили находиться в потугах столько, сколько потребуется моему организму и организму малыша, нас оставили одних. Я поняла, что дышу уже по-другому, как говорится, «собачкой». От диафрагмы периодически откатывались волны, которые продвигали малыша к выходу в этот мир. Я пробовала тужиться по-разному, слушая свое тело и пытаясь найти самую эффективную позу. Я представляла себя резиновой — так советовала делать сашкина акушерка, принимая у нее роды. Витя подавал водичку после каждой такой волны. Мы были в родзале одни примерно около часа, я чувствовала, что силы на исходе, а малыш продвинулся всего чуть-чуть. Пришла симпатичная маленькая медсестра и с ней дело пошло немного лучше. Она громко подбадривала и предлагала различные положения на выбор: а может так? а так? а если опустить поручни? (кресло-кушетка напоминало трансформера, раскладывалось, складывалось, поднимались разные части, опускались..), может такой упор для ног лучше? может стоя попробуете, повиснув на муже.. И мы пробовали. Я старалась, но хотелось больше силы, чтобы сильнее разогнать волну, чтобы она превратилась в цунами.. Это было понятно не только мне, но и доктору. Он объяснил, что роды длятся очень долго, ресурс организма исчерпан, малыш на полпути и ему уже становится тяжело, и чтобы не навредить он посоветовал бы поставить капельницу окситоцина, который усилит потуги. Мы согласились, т.к. другого выхода не видели. И начался последний час перед рождением. Наконец-то я дождалась цунами. Одна волна — три потуги. Зайцы обтирали мое лицо и шею полотенцем, смоченным в холодной воде — это очень помогало, давали воду на моё: «Пить..», надавливали сзади на плечи, и я чувствовала силу двоих. Это очень мощное чувство. Я была не одна — это действительно оказалось очень важным в тот момент. Такое проявление любви оценить можно только пройдя этот путь.
Когда до истинного счастья оставалось 2 сантиметра, доктор сказал, что малыш очень большой и надо предпринимать какие-то меры, т.к. самостоятельно ему никак не выбраться. Уже потом, сравнивая деток в роддоме, я понимала, что он действительно отличается своими размерами 🙂 И, когда малышей увозили на узи почек, укладывая штабелями в кроватки по четыре человечка, медсестрам пришлось сделать рокировочку, чтобы как-то уложить «велкого (т.е. большого) белоруса». Выходом из такой ситуации было разместить Миху рядом с китайчиком и еще кем-то не крупным, итого, три человечка в люльке 🙂 Не мудрено, что -300 мл мочи не дали результата. Пришлось доктору прибегнуть к крайним мерам — взять ножнички. Он не хотел, он говорил, что это не в его правилах, но выхода не оставалось. Я же к тому времени была готова на все, лишь бы поскорее увидеть нашего маленького. Это была последняя волна, я собрала все-все-все силы… Вот она… Накатывается… Набираю океан воздуха в легкие… Первая — укол, вторая — чик, третья — крик малыша!
Не буду даже пытаться описать это ощущение. Нет слов, передающих это!
Витя перерезал пуповинку.
Миха очень быстро успокоился и его положили на мою грудь, мы встретились взглядами. «Ну здравствуй, дружок!» Пишу это и снова накатывается слезка счастья. Думаю, что этот момент я не забуду никогда. Он не только не сотрется из моей памяти, но даже не поблекнет.
Что происходило дальше уже не имеет смысла — пара швов, рождение плаценты, переодевание меня..
Зайцы стояли с малышом на руках, я на них смотрела и не было предела моей радости и благодарности.
Я поняла, что произошло то, к чему мы так стремились, втроём, и каждый в этом сыграл свою роль безукоризненно. Это был превосходный опыт, и я надеюсь, что он вскоре повторится вновь!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *